Выход из бизнеса проведут с дисконтом

Владимир Песня / (с) РИА Новости

Президиуму Верховного суда (ВС) предстоит решить, учитывать ли размер пакета акций, которым владеет ООО, при оценке его чистых активов. Проблема может возникнуть, когда участник ООО желает выйти из бизнеса. На пересмотр передано сразу три определения экономической коллегии ВС по связанным делам, в которых судьи отказались делать дисконт, связанный с размером пакета акций. Они применили по аналогии правила, действующие при выходе из АО акционеров, не согласных с решениями общего собрания. Однако судья ВС Галина Кирейкова в определении о передаче дела в Президиум ВС отмечает, что аналогия в данном случае не работает.Три дела, переданные в Президиум ВС (№ А26-10819/2012, № А26-10818/2012 и № А26-10817/2012), связаны с определением действительной стоимости доли бизнесмена Константина Раевского в шести ООО, совместно владевших акциями карельского ОАО «Кондопога» и ЗАО «Регистрационный Депозитарный Центр». Он посчитал, что деньги, полученные им при добровольном выходе из компаний, не отражают реальную стоимость его долей (от 14,29 до 29,4%), и потребовал через суд доплаты. Первая инстанция и апелляция иски удовлетворили, проигнорировав отчет оценщика, рекомендовавшего сделать скидку на неконтрольный характер как долей Константина Рыжова в ООО, так и пакетов акций, которыми эти ООО владели. Арбитражный суд Северо-Западного округа частично прислушался к оценщикам, решив, что скидку можно учесть при оценке стоимости акций, которыми владели ООО.

Кассационные жалобы Константина Раевского, поданные в августе и сентябре 2015 года, экономическая коллегия рассматривала с затяжкой — срок для их изучения продлевался по распоряжению руководства суда. В итоге в марте этого года судьи ВС пересмотрели выводы кассации (Закон.ру писал об этом решении). Мотивы своего несогласия судьи сформулировали довольно лаконично. В определениях кратко пересказано решение суда первой инстанции и сделано заключение, что он «обоснованно удовлетворил требования», так как они были «обоснованными как по размеру, так и по праву», а кассацией «допущены нарушения норм материального права».

Единственный правовой аргумент, который упомянула экономическая коллегия при анализе решения суда первой инстанции, сводился к тому, что п. 3 ст. 75 Закона «Об акционерных обществах» предусматривает: стоимость акций определяется как единая цена для всех акционеров без учета размера пакета акций и безотносительно того, какое количество акций может быть предъявлено к выкупу. Впрочем, в самом тексте решения суда первой инстанции таких слов нет, равно как нет их и в п. 3 ст. 75 закона. В нем лишь сказано, что цена акций, выкупаемых обществом, «должна быть определена независимым оценщиком без учета ее изменения в результате действий общества, повлекших возникновение права требования оценки и выкупа акций».

Подход экономической напоминает скорее позицию Президиума ВАС по известному делу «Металлоинвеста» 2011 года[1]. Тогда судьи решили, что при принудительном выкупе акций у миноритариев их стоимость должна определяться без скидки на небольшой размер пакета — «как цена одной акции в составе 100-процентного пакета» (см. комментарий Ярослава Карнакова).

Аналогию между выходом акционера и участника ООО посчитала неправильной судья ВС Галина Кирейкова, передавшая три дела в надзорную инстанцию. Особые правила расчета стоимости акций в АО связаны с тем, что продажа акций фактически недобровольная и обусловлена несогласием акционера с решениями партнеров по бизнесу, рассуждает она. Участник ООО, напротив, выходит добровольно, и для этой ситуации особых правил не предусмотрено. При этом в определении о передаче дела в надзор не оценивается, верна ли интерпретация п. 3 ст. 75 Закона «Об акционерных обществах», данная экономической коллегией.

В данном случае должны применяться правила об оценке стоимости чистых активов ООО, считает Галина Кирейкова. Стандарты, которыми руководствуются оценщики, предписывают делать скидку на размер доли в ООО. Экономическая логика такого подхода понятна: контрольная или более-менее значительная доля дает большие возможности по управлению активами и потому должна цениться выше.

Определение о передаче дела в Президиум ВС, впрочем, оставляет открытым вопрос, как предложенное решение соотносится с подходом Президиума ВАС к оценке действительной стоимости доли участника, выходящего из ООО. Еще в 2008 году ВАС решил, что эта стоимость не может быть уменьшена на понижающие коэффициенты, связанные с размером доли[2]. Подходом ВАС руководствовались и нижестоящие суды, чью позицию поддержала экономическая коллегия (не упоминая, однако, о том, что говорил ВАС).

С одной стороны, отличие дела Константина Раевского от дела ВАС 2008 года очевидно. ВАС запретил снижать уже установленную стоимость чистых активов из-за того, что размер доли участника незначителен. Иначе ценность долей оставшихся участников неминуемо возрастет. Но ВАС не запрещал учитывать понижающие коэффициенты, если самим активом являются акции или доли в ООО. С другой стороны, получается, что в невыгодной ситуации окажутся участники ООО, чьим основным активом являются доли в других компаниях. Если бы они владели этими компаниями напрямую, то могли бы выходить из них без потерь, связанных с размером доли. Но когда они владеют компаниями через ООО, размер долей в этих компаниях будет влиять на их стоимость и опосредованно — на стоимость доли участника ООО.

Дата рассмотрения этого дела в Президиуме ВС еще не определена. В этом году Президиум ВС рассмотрел только одно дело из экономической коллегии. На прошлой неделе он отменил определение, согласно которому ответчик, поступивший, по мнению судей, недобросовестно, не может ссылаться на исковую давность (см. здесь). Текст этого постановления Президиума еще не опубликован.