Сносу самовольных построек дали конституционное основание

Максим Блинов / (с) РИА Новости

Конституционный суд (КС) РФ отказался проверять нормы Гражданского кодекса (ГК) о сносе самовольных построек органами местного самоуправления (МСУ). Запрос об этом подала группа депутатов Госдумы после массового сноса построек в Москве. КС решил, что права собственников не нарушаются, если им дается возможность судебного обжалования решения о сносе. Притом наличие судебного решения не мешает органу МСУ принять решение о сносе, основанное на новых обстоятельствах. Впрочем, в определении КС есть оговорка, ставящая под сомнение легитимность действий властей по самостоятельному сносу построек: это можно делать, только если владелец постройки неизвестен.

Пункт 4 ст. 222 ГК разрешает органам МСУ самостоятельно принимать решение о сносе самовольной постройки в административном порядке. Депутаты ГД, обратившиеся в КС, считают, что на практике органы МСУ принимают такое решение без решения суда, а также в случаях, когда суды ранее отказали в сносе. Такой подход нарушает конституционное право частной собственности и гарантии судебной защиты, считают заявители.

КС с депутатам не согласился и отказался принимать запрос к рассмотрению. По правилам п. 4 ст. 222 ГК лицо, осуществившее самовольную постройку, заранее ставится в известность о принятии решения о сносе, и может оспорить акт органа МСУ в суде, обратил внимание КС. Однако суд подчеркнул, что срок сноса должен быть разумным, чтобы заинтересованные лица успели оспорить решение органа МСУ. В случае со сносом 104 торговых павильонов в Москве в феврале этого года, спровоцировавшим обращение в КС, постановление о сносе было проверено и подтверждено Мосгорсудом в кратчайший срок — через 17 дней после его принятия. Верховный суд подтвердил решение Мосгорсуда в апреле, через два месяца после того, как снос состоялся (см. здесь).

При этом КС запретил органам МСУ принимать решение о сносе по тем основаниям, которые ранее были отклонены судом. Иное означало бы преодоление требования об обязательной силе судебного акта, считает КС. Однако это ограничение полномочий органов МСУ не работает, если после судебного решения возникли новые обстоятельства (например, постройка была реконструирована и на ее основе создан новый объект) или если суд не анализировал основания для сноса, предусмотренные в новом п. 4 ст. 222 ГК (нахождение постройки в зоне особого использования или полосе отвода инженерных сетей). Этот вывод подтверждает легитимность решения о сносе, принятого московскими властями, так как оно основано на этих новых правилах ГК.

Впрочем, в определении КС есть одна оговорка, которая ставит под сомнение действия московских властей. Пункт 4 ст. 222 ГК определяет «механизм самостоятельной реализации органами местного самоуправления» решений о сносе, «если лицо, осуществившее самовольную постройку, не было выявлено». Иными словами, самостоятельно сносить постройки власти могут, если не знают, кто их возвел. Между тем собственники торговых павильонов в Москве в большинстве случаев были известны, так как их права были зарегистрированы. Несмотря на это, власти произвели снос самостоятельно. Их действия получили название «ночь длинных ковшей» (см. подборку материаловздесь). Ночь длинных ковшей — 2» прошла в конце августа.