Исковую давность употребили не во зло

Фото пресс-службы Верховного суда

Вчера состоялось первое в этом году заседание президиума Верховного суда (ВС) по экономическому спору. Как и прогнозировали большинство юристов, президиум отменил определение экономической коллегии, в котором был сделан вывод о злоупотреблении правом путем ссылки на исковую давность. Дело в экономическую коллегию попало по решению ее председателя Олега Свириденко, которого вчера на заседании президиума не было.

В деле, рассмотренном президиумом, ЗАО НПО «Авиатехнология» требует от ОАО «Русполимет» выплатить неосновательное обогащение в виде стоимости металлозаготовок, переданных «Русполимету» в 2002–2004 годы. Недобросовестность в действиях ответчика истец связывал с тем, что в течение долгого времени «Русполимет» не раскрывал, что произошло с заготовками. В результате «Авиатехнология» подала несколько исков по разным основаниям: о возврате деталей, о взыскании убытков из-за нарушения договора хранения (их обзор есть здесь). На последнем процессе выяснилось, что ответчик изготовил из металла детали, которые продал истцу. В связи с этим «Авиатехнология» предъявила новый иск — о возврате неосновательного обогащения, который вчера и рассматривал президиум (№ А43-25745/2013).

Ответчик заявил о пропуске исковой давности, предложив отсчитывать ее с момента, когда истец узнал об отсутствии договора, на основании которого предположительно были переданы заготовки. Суды приняли этот довод и отказали в иске. Однако экономическая коллегия ВС, в которую дело передал ее глава Олег Свириденко, эти решения отменила. Она посчитала, что, ссылаясь на давность, ответчик злоупотребляет правом. Он не раскрывал информацию о судьбе металла, из-за чего истец не мог правильно определить основания для иска, чем и была вызвана задержка с его подачей.

На заседании президиума судьи позволили представителям сторон полностью высказать свою позицию. Дополнительных вопросов, по словам участников заседания, члены президиума почти не задавали. Зампред ВС Петр Серков интересовался только, был ли уникальным металл, переданный на переработку. Представители ответчика утверждали, что конечный продукт содержит информацию о металле, из которого он сделан. По словам представителей истца, металл уникальным не был — ответчик мог его получить и от других производителей.

Ответ на этот вопрос позволил бы определить, мог ли истец сам узнать о том, что купил детали из своего же металла. Если мог, то с этого момента следовало бы отсчитывать исковую давность. Впрочем, не ясно, какое значение это обстоятельство должно иметь для президиума. В определении о передаче дела в надзор судья Галина Кирейкова указывала, что дальнейшая судьба металла не имела значения для иска из неосновательного обогащения. О возможности его предъявления истец должен был узнать с момента, когда было установлено, что договорных отношений хранения между сторонами не было, отмечается в определении. Этот подход на Закон.ру критиковал Виктор Гербутов (см. его блог).

Президиум отменил определение экономической коллегии и оставил в силе решения нижестоящих судов, применивших исковую давность. Мотивы будут известны после публикации полного текста постановления. В последний раз, когда президиум рассматривал экономический спор, финальное постановление мало отличалось от определения о передаче дела на пересмотр (см. здесь). В этот раз определение Галины Кирейковой также написано таким образом, что может быть использовано при подготовке текста постановления высшей инстанции.

Судя по статистике ВС, это экономическое дело может оказаться единственным для президиума в текущем году. В прошлом году президиум рассмотрел лишь одно дело по существу (если не считать двух закрытых споров с участием Росрезерва). При этом надзорные жалобы по экономическим спорам подают активно. За первое полугодие 2016 года их было даже больше, чем дел, которые рассмотрела экономическая коллегия (422 против 216). Если бы надзорные жалобы по экономическим спорам удовлетворялись так же часто, как по уголовным делам, то за первое полугодие в президиум ВС попало бы семь дел.